» Юридический форум » Разное » Культура - музыка, кино, литература » ГИДНА - рассказ про греко-персидские войны.

Культура - музыка, кино, литература Обсуждение музыки, клипов, кинофильмов, книг, архитектуры, картин

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 05.06.2015, 15:41
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию ГИДНА - рассказ про греко-персидские войны.

В основе рассказа находится действительное! событие эпохи греко-персидских войн ( годы до н. э.)- Ныряльщик Скиллий и Гид на — исторические лица.


Держась обеими руками за борт лодки, Скиллий отдыхал. Волны принимали тяжесть его тела; гудело в ушах, словно бы над головой вился рой невидимых пчел, а в глазах возникали, переплетаясь друг с другом, разноцветные круги. Как и все люди моря, Скиллий знал приметы и верил им. Опушенные вниз края разноцветной дуги указывают направление, откуда должен подуть ветер. Но та радуга, кажется, его обманула. На прибрежных платанах не шелохнется ни один листочек. В небе ни облачка. Все застыло в угрюмой неподвижности.

— Пора, господин! — Из лодки высунулась взлохмаченная голова с оттопыренными ушами и толстыми, как у всех добродушных людей, губами.— Скоро полдень, а наш мешок еще не полон.

— Ты смеешься. Я уже спускался дважды.

— Если не спустишься еще раз, мы не заработаем и на амфору вина.

Спор, так звали раба Скиллия, конечно, преувеличивал. Если продать губки, которые сегодня добыл Скиллий, можно купить не амфору, а целый пифос вина, но ведь, кроме вина, людям нужны и хлеб, и соль, и масло, и шерсть, и лен. А тому, кто добывает губки, не обойтись без серы, придающей им белизну. Да мало ли еще что может понадобиться человеку, у которого молодая дочь? Раньше Спор тоже опускался под воду, и Скиллию было легче. Но случилось несчастье. Какая-то рыба схватила Спора за пятку. Нога раздулась и посинела. Пришлось отрезать половину ступни, чтобы спасти Спору жизнь. Спор остался жить, но теперь он не пловец и не ныряльщик. Осталось ему только дела, что сидеть в лодке, держать канат и вытаскивать Скиллия из воды.

— Давай,— недовольно проворчал Скиллий.

Спор быстро перекинул за борт веревку с тяжелым плоским камнем на конце и подал ныряльщику кривой нож.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 05.06.2015, 15:41
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Скиллий зажал нож между большим и указательным пальцами левой руки, остальными по-прежнему держась за край лодки.

Масла! — приказал он, подтянувшись.


Спор поднес к его губам амфору. Скиллий ощутил хорошо знакомый ему горьковатый привкус оливкового масла. Без масла во рту ни один ныряльщик Скиона не решился бы спуститься на дно. Почему-то считалось, что оно предохраняет не только рот, но и нос и уши от быстрого перехода к глубине.

Теперь Скиллий уже не мог говорить. Он только сделал привычный знак головой, и Спор тотчас же отпустил веревку. Тяжелый груз потянул канат на дно и вместе с ним Скиллия. Перед глазами ныряльщика замелькала зеленоватая масса воды, зарябили светлые стайки рыбок. В этом месте было не глубже двадцати локтей, и через несколько мгновений ноги Скиллия коснулись дна.

Скиллий выплюнул масло и наклонился. Если кто-нибудь мог видеть сквозь толщу воды, он принял бы Скиллия за сборщика цветов. Губки, нежные, светло-желтые, покачивались перед его глазами, как фантастические, сказочные растения. Скиллий переползал на коленях от одной губки к другой, срезая их быстрыми и точными ударами.

Перед тем как класть губки в кожаный мешочек, привязанный к поясу, Скиллий их слегка стряхивал. В порах! губок прячутся маленькие рачки, рыбешки. Если не вытрясти их, они погибнут. «Бегите, малыши!» — думал Скиллий, стряхивая губку.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 05.06.2015, 15:41
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Но в легких уже кончался воздух. Скиллий дернул веревку, и сразу же она поползла вверх. Ныряльщик схватил обеими руками камень и отвязал его. Потом он дернул два раза за веревку и пропустил ее между ног.


Подъем был труднее, чем спуск. Наверное, потому, что не хватало воздуха. Наконец голова пробила водную толщу и Скиллий быстро, жадно задышал. Спор подхватил Скиллия за плечи и одним рывком втащил в лодку.

Мучительно ныли ноги. Боль сжимала голову, словно на нее давил каменный столб. «Надо было подниматься медленнее,— подумал Скиллий,— но тогда осталось бы меньше времени на работу». Потом мысли его смешались и он задремал.

Когда Скиллий проснулся, лодка покачивалась в маленькой бухточке на привязи. Солнце стояло в зените и жарило, как гончарная печь. Спор, разложив на камнях добычу, считал вслух}

- Сорок пять, сорок шесть, сорок… тьфу… сорок… Ну как тебя?..

- Сорок семь,— подсказал с улыбкой Скиллий.

Он знал, что Спор не тверд в счетец и это его забавляло. Однажды, когда Спор еще не хромал, он отнес на агору в Потидею восемьдесят губок, а принес денег за восемнадцать. Хорошо, попался честный торговец и в следующий торговый день вернул деньги.

— Слушай, Скиллий,— протянул Спор, подсаживаясь ближе.— Сколько за все эти годы ты добыл губок?

Не знаю…— рассеянно ответил Киллий.

А мне кажется, на небе меньше звезд, чем собрали губок ты и другие ныряльщики из Скиона. Куда они делись, все эти губки? Есть у твоей Гидны ища губка. Она сушит ею голову после мытья. Пять или шесть лет она обходится одной губкой. Наверно, дочери богачей один раз высушат и бросят. А ты для них спускайся на дно. Тьфу!

Спор плюнул с досады и сердито Шнырнул пустой кожаный мешок в лодку.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 05.06.2015, 15:42
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Скиллий расхохотался. Смех перешел в надсадный, хриплый кашель. Ныряльщик наклонился, положив обе ладони на грудь.

- Ну и чудак ты, Спор! — сказал Скиллий откашлившись.— Разве губки нужны только

для сушки волос? А что подкладывают гоплиты под шлемы, чтобы они не натирали, а при

случае смягчали силу удара? Чем в богатых домах чистят обувь? Чем моют миски и горшки? Чем вытирают пыль с дорогих Сундуков и столов? Все нашими губками.


А если у кого сердце заболит, берут Ту же губку, намочат ее в неразведенном вине и прикладывают на грудь, (пор вытаращил глаза от удивления. Скажи-ка…— протянул он.— Да, целебная… А я ее ни во что ставил.

- И не трава это вовсе, а морское ж и нотное вроде ежа или звезды, только попроще.

- Отец! Где ты? — послышался звонкий голос.

Гидна! — сказал Спор.— Что-то она сегодня рано вернулась? А ведь ей надо было еще серы купить.

При виде дочери глаза Скиллия засветились, словно солнечный луч, отразившись в зеленоватой воде, скользнул по его лицу. «Как удивительно Гид-И похожа на свою мать! — думал Скиллий.— Тот же поворот головы, и матовая кожа, и смех, от которого ликует сердце. Девушка кажется угловатой и неловкой. Но как она плавает! Как гребет!»

Голос дочери показался Скиллию взволнованным. Он с тревогой взглянул ей в лицо:
— Что случилось, Гидна? Почему ты так бледна?

Гидна тряхнула головой, и волосы черной волной упали на ее загорелые плечи.

— Я вовсе не бледна, отец. Но в Пот идее никто не покупает губки. По дороге, за городскими воротами, движутся толпы варваров. В длинных пестрых одеждах. С луками и копьями. И всадники! И колесницы! И какие-то огромные животные с двумя горбами на спине… Идут. И нет им конца…

— Началось! — сказал Скиллий, закрывая лицо руками.— Бедная Эллада! Что тебя ждет?..
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 05.06.2015, 15:42
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

На следующее утро Скиллий и Гидна проснулись от голоса Спора.

— Ай-ай, ну и беда!

— Что случилось, Спор? — спросил Скиллий встревоженно.

— Беда! Беда! Что делается на море! Ай-ай-ай…


Скиллий вскочил и, накинув хитон, подбежал к Спору:

— Не каркай! Скажи толком, что там, на море?

— Корабли. Столько кораблей! Я начал считать по пальцам. У меня не хватило пальцев на руках и ногах. Тогда я стал откладывать камешки, и выросла целая куча камней…

Не дождавшись конца рассказа, Скиллий выскочил наружу. Весь залив до края моря был занят кораблями, пентерами, триерами и юркими миопаронами. Палубы кишели людьми. Поднимались и опускались весла, вспенивая поверхность моря. Паруса безжизненно повисли. Корабли шли на запад,

к Потиде, огибая полуостров, на котором стояли Скион, Менде и другие города.

— Ай, господин…— причитал выбежавший из хижины Спор.— Они порвут сети. Они разгонят рыбу!

Вчера вечером Спор опустил в море сеть близ мыса, который огибали корабли. «Надо снять сеть,— подумал Скиллий,— а то останемся без улова. Теперь война. Хлеб и масло будут дороги».

— Спор,— приказал Скиллий,— скажи Гидне, чтобы никуда не выходила из дому.

Но в это мгновение откуда-то издалека донеслись звуки рога. Сердце Скиллия тревожно забилось. Нет, теперь он должен забыть о своих сетях. Его зовут на агору.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 05.06.2015, 15:43
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Это была ровная, окруженная невысокими домами площадка у самого моря. Над агорой всегда стоял густой, неистребимый запах смолы и рыбы. Часто все пространство агоры занимали сети на высоких кольях. Рыбаки ползали по агоре на четвереньках и с той неторопливостью, которой вообще отличались скионцы, снимали сети и вешали их для просушки.


А если на агоре происходили собрания, то ораторы чаще всего говорили о наживке, якорях, тунцах, меч-рыбе, морских раках, губках. Скион был городом рыбаков и ловцов губок. Расположенный в скалах каменистого полуострова, он жил своей особой жизнью, не претендуя ни на известность, ни на власть над другими городами.

На возвышении для ораторов стоял незнакомец с жезлом, обвитым зеленью. Его окружало несколько десятков мужчин в поношенных войлочных шляпах. Скиллий сразу понял, что в город прибыл посол, чтобы обратиться к гражданам.

Посол поднял жезл над головой и сказал, отчеканивая каждое слово:

— Народ Афин просит вас, скионцы, принять участие в борьбе за свободу эллинов. Мы направили против варваров все свои триеры. Коринфяне послали сорок триер.

Мегаряне — двадцати халкидяне — столько же. Эретреяни послали семь триер. Всего у нас двести семьдесят триер. Готовы ли вы помочь родине в эти грозные дни?

Наступило неловкое молчание. Первым нарушил его Скиллий.

- Скионцы! — сказал он. Чем мы хуже других? У нашего города есть) одна триера. Отправим ее эллинам. И сам я готов быть гребцом или матросом, если не найдется никого моложе и крепче меня.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 05.06.2015, 15:44
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Рыбаки переминались с ноги на ногу, опустив глаза. Из толпы вышел худой темнолицый человек лет сорока пяти. Он неторопливо поднялся на возвышение, образованное несколькими положенными друг на друга каменными плитами. Это был Креонт — местный богач, сколотивший состояние перепродажей рыбы и губок.


— Все мы знаем и уважаем Скиллия как превосходного пловца и ныряльщика,— сказал Креонт.— Но под водою много не увидишь. Мне же приходится разъезжать, встречаться а разными людьми: и эллинами и варвар рами. Посол Афин скрыл от вас, скионцы, что города и племена сопредельной Фессалии покорились персам, что фиванцы, аргосцы, ахейцы отказались воевать против Ксеркса. Царь Ксеркс воюет не против всех эллинов, а против Афин и Спарты, убивших послов. А знаете ли вы, что ответил в прошлом году афинянам дельфийский оракул! когда они его вопросили о будущем:

Что вы, несчастные, ждете? Бегите до края Вселенной. Не уцелеет ничто: голова сокрушится и тело, руки и ноги низвергнуты будут в дыму и пожарах.

И идите, боги стоят, истекая от ужаса потом, Черная кровь по вершинам их храмов струится, вещая Злую судьбу. Удалитесь, над бедами дух возвышая.

Недавно афиняне вновь обратились к оракулу. И он им ответил: «Молитесь Петрам». Разве не ясно, что имел в виду оракул? Поднимите паруса и положитесь на ветер. Скиллий предлагает отдать эллинам нашу единственную триеру. Сейчас у эллинов двести семьдесят триер. С нашей будет двести семьдесят одна триера. А у персов тысяча кораблей…

Граждане молча кивали головой. Пророчество дельфийского оракула

произвело впечатление. Если у афинян осталась лишь одна надежда на милость ветров,

то чем им можно помочь?

И только Скиллий стоял на своем.

— Реки образуются от ручейков, толстые канаты — из волокон, могущественный флот — из кораблей! — кричал Скиллий.— Не лучше ли объединить свои силы, пока мы еще не стали рабами.

Скиллия никто не поддержал. Послу был дан ответ, что Скион не может ничем помочь народу афинян и другим эллинам.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 05.06.2015, 15:45
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Ушел по дороге к Менде посол. Брошенный им венок лежал у каменных плит жалкий, бесполезный. Скионцы не вняли призыву Скиллия. Слишком велик был страх перед мощью персидского царя.


Скиллий угрюмо смотрел на дома, казавшиеся в заходящих лучах солнца призрачными, нереальными, на висящее над кровлями и колоннами портиков серовато-зеленое небо, и его внезапно охватило ощущение, будто он стоит на дне моря, среди развалин скрытого под водою города. В ногах у него тяжелый груз; стоит его оттолкнуть — и Скиллий взлетит вверх, как птица.

И вдруг его обожгло новое чувство — страх. Гидна! Он приказал, чтобы она никуда не выходила из хижины. Но ведь персы, обошедшие Потидею, придут и в Скион не сегодня, так завтра. Разве их удержат запоры его хижины?

Скиллий бежал тропинкой, протоптанной в желтой траве. Высохшие стебли хлестали его по ногам. Большая грудь тяжело поднималась и опускалась, с хрипом выталкивая воздух. Вот и черепичная крыша одинокого домика. Освещенная косыми лучами солнца, она пламенела, словно облитая кровью.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 05.06.2015, 15:47
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Девушка сидела у моря, перебирая гладкие камешки. Волны накатывались на берег с каким-то глухим, угрожающим шумом, повторявшим и усиливавшим скрытое в глубине души чувство смутной тревоги и растерянности. О чем бы ни думала Гидна, память возвращала ее к дороге у Потидеи. Безобразные фигуры в пестрых одеждах выплывали из облака пыли, поднятого тысячами ног и копыт. Топот, скрип колес, блеяние, ржание, крики — все это сливалось в чудовищный гомон, враждебный гармонии природы, ее скромной, ненавязчивой красоте.


Как невыносимо сознавать себя беспомощным перед неотвратимо надвигающейся бедой! Варвары придут и сюда. Они раскинут свои шатры на этих скалах, меняющих окраску в лучах солнца. Они пустят на луг, где Гидна собирала цветы, уродливых, горбатых животных, и своими раздвоенными копытами эти чудовища затопчут все, что так дорого Гидне…

Море шумело загадочно и грозно. Кажется, и оно было чем-то взволнованно и оскорблено. Или это только казалось девушке, потерявшей покой?..

Багровый шар солнца наполовину ушел в море, окрасив рваные, искромсанные облака.

«— Ты видишь, Спор,— торжествующе сказал Скиллий, показывая рукой на небо,— будет ветер. Радуга меня не обманула.

— Недоброе ты задумал,— проворчал Спор.— Все остаются дома. Ну пусть придут персы. Они тебя не съедят. И взять у нас нечего. Дырявая лодка да ,сеть.

— Молчи, Спор!

— Ты сам говоришь, что будет ветер. Нас унесет в море или разобьет о скалы. Да и не девичье это дело.

— Не болтай! — приказал Скиллий.— Лучше принеси еще один нож. Наполни амфору водой, захвати лепешек. А Гидне скажи, чтобы собиралась.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 05.06.2015, 15:48
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

На следующую ночь в маленькую бухточку у подножия горы Пелион вошла лодка. Обитый медью нос звякнул о прибрежные камни. И тотчас же послышался другой, скрипящий звук, издаваемый днищем вытаскиваемой на берег лодки.

— Тише, Спор,— послышался шепот.— Тише! Здесь может быть стража.

Наступила тишина, не нарушаемая ни единым звуком. Все вокруг было черно — песок, усеянный валунами, небо и вода в заливе. Нет, это не вражеские часовые. Выпрыгнула рыба. Этот плеск еще более углубил тишину.

— Ждите меня здесь! — шепнул Скиллий.

Он скрылся в черных обрывах скал, очертания которых напоминали башни и крепостные стены. Из-под его ног посыпались мелкие камешки. Прошло немало времени, пока на вершине скалы, нависшей над берегом, показался человеческий силуэт.

Отсюда можно было видеть персидский флот, вернее, его ближайшие корабли. Остальные терялись во мраке. Корабли напоминали огромных морских чудовищ, высунувших из воды свои безобразные головы с широким ртом и оскаленными зубами. Крошечными красными точками светились кормовые фонари. Казалось, это злобные маленькие глазки, следящие за берегом с затаенной ненавистью.

Скиллий повернул голову и прислушался. Словно он слышал то, что недоступно никому другому. У каждого ветра свой, особенный голос. У Зефира — звонкий, как у соловья; у Нота — хриплый и сухой, как у путника, умирающего в пустыне от жажды; у Эвра — полный и глубокий. Когда дует Эвр, горы, сжавшие залив подковой, кажутся выше и яснее.
Ответить с цитированием
Ответ



Опции темы
Опции просмотра

Быстрый переход





vBulletin® v3.8.6, Copyright ©2000-2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot