» Юридический форум » Разное » Культура - музыка, кино, литература » СЫН БАСИЛЕЯ - исторический рассказ.

Культура - музыка, кино, литература Обсуждение музыки, клипов, кинофильмов, книг, архитектуры, картин

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 05.06.2015, 15:20
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию СЫН БАСИЛЕЯ - исторический рассказ.

Действие рассказа относится к середине V века до н. э.

В прихожую вбежала стайка девушек, и сразу же мегарон заполнился их звонкими голосами.

— У! Непоседы! — проворчала няня.— Носятся, как угорелые. А вышивки кто заканчивать будет?

— На чем мы остановились? — няня обратила свое изрезанное морщинами, как кора дуба, лицо к мальчику лет двенадцати, сидевшему у ее ног на скамеечке.


— На том, как мачеха возненавидела маленького Фрикса.

— Так вот,— проговорила няня нараспев,— задумала злая мачеха погубить Фрикса и, отведя в храм, сказала жрецу…

— Миса! Миса! — перебила одна из девушек.— Видела бы ты, какие вышивки.

— Золотом по голубому фону. Словно солнечными нитями по морю,— вставила другая девушка.

— А ожерелье! — заверещала третья.— Крошечные уточки вот с такими клювиками, и все в ряд.

— Болтушки! — заворчала няня.— Вышивки… Уточки… Ничего у вас не поймешь.

Миса была рабыней басилея Телеста. Но она выросла в его доме, и к ней относились как к члену семьи. Мать Эвполиона умерла через несколько дней после его рождения, и Миса заменила ребенку мать. Она была с ним всюду, и даже когда мальчика учили грамоте, сидела рядом, занятая своим делом. Телест больше не женился, потому что не хотел, чтобы в доме была мачеха.

— Приплыл финикийский корабль, и корабельщики вынесли на берег свои товары,— выкрикнула сестра Эвполиона Эвридика. Она была старше брата на три года.

— Хочу видеть корабль,— заныл Эвполион.

— Глупенький,— проговорила няня, погладив мальчика по вьющимся светлым волосам.— Зачем тебе финикийский корабль? Сейчас ты услышишь а корабле Арго, приплывшем в страну Золотого руна — Колхиду.

— Не хочу слышать, хочу видеть,— почти что стонал мальчик.— Хочу видеть корабль и корабельщиков, как они карабкаются по снастям.

— Так и быть! — уступила Миса.— Мы пойдем на берег. Ну куда же ты побежал без шапочки? Головку напечет.

Она спрятала кудри Эвполиона за края сшитой ею самой белой шапочки и, взяв его за руку, степенно двинулась к выходу.

Девушки, обгоняя их, с визгом выбежали наружу.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 05.06.2015, 15:20
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Корабль стоял у самого берега, выбросив на камни сходни, широкий, чернобокий, с двумя мачтами, крутым носом, над которым гордо высилась позолоченная фигура бога или богини, и кормой с изгибом шеи как у гуся. Таких кораблей Эвполион еще не видел.


- Няня! А няня! — мальчик теребил няню.— Какой это бог на носу?

— Ну откуда мне знать, какие у финикийцев боги,— отмахивалась старуха.— Я и эллинских богов не различаю.

— А где живут финикийцы? — не отставал мальчик.

— Кто их знает… Ведь они по всему морю шныряют.

— Миса! Миса! А почему палуба пуста? Где кормчий? Где корабельщики? Почему никто не лезет на мачту?

— Наверное, спят,— предположила Миса.— Умаялись и спят. Здесь в бухте тихо. А в открытом море качает.

Корабль уже был в нескольких десятках шагов. Рядом со сходнями стояло трое финикийцев, черноволосых, бородатых, в просторных пестрых одеждах. Один из них на маленьких весах взвешивал серебро, которое принесла ему Эвридика. Она же примеряла ожерелье, а другие девушки с оханьем любовались им у нее на шее.

Няня остановилась от корабля шагах в десяти.

— Дальше не пойдем,— сказала она Эвполиону.— От чужих людей надо подальше держаться.

— Почему дальше? — — удивился мальчик.— Смотри, как они улыбаются. А вот на борту показался финикиец. И что у него в руке? Смотри, Миса, крошечный кораблик. Умещается на ладони, с мачтой и алым парусом. И даже божок как настоящий на носу. Няня, купи мне его.

— Не надо купи,— выкрикнул обладатель кораблика на ломаном эллинском языке.— Даром бери. У меня такой же мальчик. Я люблю мальчиков.

— Слышишь, няня. Он дарит на: кораблик. Это добрый человек.

Мальчик потянул няню к берегу. Она почти не сопротивлялась, ибо и ей игрушка понравилась.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 05.06.2015, 15:20
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Человек с корабликом спускался по сходням. Миса и Эвполион шли ему навстречу. Все шире и шире улыбка на лице финикийца. Но вдруг она сменилась злобным оскалом. Финикиец одним прыжком оказался рядом с Эвполионом. За спиной послышался визг разбегавшихся девушек. Финикиец никак не мог справиться с няней, и ему на помощь пришли те трое торговцев. В один миг они втащили старуху с ребенком на палубу. Взлетели вверх сходни. Палуба наполнилась людьми. Поднялись и со свистом опустились весла. Корабль отошел от берега. Еще через несколько мгновений он уже мчался к выходу из бухты.


С берега была видна возня на палубе. Пираты пытались оторвать мальчика от няни. Наконец, им это удалось. Грузное тело Мисы полетело за борт и исчезло в волнах. Корабль продолжал свой путь и вскоре скрылся из виду.

Прошло немало времени, пока Эвполион очнулся после тяжелого обморока. Он лежал на палубе близ витой, уходящей вниз лесенки. Вокруг было море. На связке канатов сидел тот самый финикиец, который заманил его на корабль. На солнце блестела его плешь, обрамленная на затылке курчавившимися волосами. И он улыбался, кажется, радуясь тому, что Эвполион жив.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 05.06.2015, 15:21
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Подойдя к мальчику и протянув руку, как бы желая его погладить, он двумя пальцами сжал ему две щеки, так что ему стали видны зубы.

Эвполион рванул голову, пытаясь схватить зубами ладонь с толстыми волосатыми пальцами. Но финикиец, предугадав это движение, отнял ладонь.


— Но,— сказал он.— Тот, кто кусается, получает это,— он показал на валявшийся на палубе толстый кожаный хлыст.— Ты знаешь, как наказывают рабов?

Да, Эвполион знал об этом. Несколько лет назад, проходя с няней мимо конюшни, он услышал доносящиеся через закрытые ворота дикие вопли. «Няня! Там убивают!» — воскликнул он. «Пойдем отсюда, милый. Там наказывают».— «И меня тоже могут наказать?» — «Тебя? — удивилась няня.— Ты же не раб».

Внезапно финикиец схватил одной рукою хлыст, а другой — Эвполиона и потащил его по лесенке вниз. Сердце мальчика замерло.

На нижней палубе финикиец отпустил руку мальчика. Тот увидел ряд полуголых людей, поднимающих и опускающих весла. Размахивая хлыстом, финикиец сделал несколько шагов и внезапно опустил его на голую спину одного из гребцов. Показался черный рубец. Несчастный не закричал, а только уронил голову на весло. Финикиец снова поднял хлыст и с силой его опустил. На спине гребца вспух черный крест.

— Вот так наказывают рабов,— выдохнул финикиец, подходя к Эвполиону.— Понял?

— Я не раб,— сказал мальчик.— Я — сын басилея Телеста.

— Сын Телеста? — воскликнул финикиец.— Что же ты молчал, негодный мальчишка!

Бросив хлыст у ног Эвполиона, он взбежал по лесенке вверх. Через несколько мгновений Эвполион услышал голоса. Чужая речь была ему незнакома. Чаще всего повторялось слово «мелек». Финикийцы начали спорить. Потом его финикиец (Эвполион догадался, что он главный на корабле) что-то произнес. Все замолчали.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 05.06.2015, 15:22
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Так закончился его первый день на финикийском корабле, самый страшный день в жизни Эвполиона. Словно какой-то гигантский вихрь вырвал его из родного дома, разлучил с няней, отцом, сестрой. Он оказался в море среди страшных людей, чем-то напоминавших ему людоедов, о которых зимою пел слепой аэд перебирая струны кифары.


Это была песня о приключениях Одиссея, которого отец считал свои предком. «Этот Одиссей попал в пещеру людоеда Циклопа, выколол ему глаз и выбрался из пещеры под животом барана,— думал мальчик.— Конечно, Одиссей был сильный и храбрый. А я маленький и слабый. К тому же Одиссею помогала богиня, вступаясь за него на совете бессмертных богов и приходя ему на помощь каждый раз, когда ему было плохо. А кто же поможет мне?»

Он жарко зашептал слова молитвы, каким его учила няня. Он молился Посейдону, во владениях которого находился, обещая ему в жертву десять белых быков, если тот нашлет сильный ветер и пригонит корабль домой.

Эвполион проснулся от храпа. Кто-то храпел со свистом и завыванием. Этот храп напоминал вой бури, о которой он просил у Посейдона. «Наверное,— подумал он,— Гяпнос насылает мореходам такой храп, потому что они живут среди волн и ветров. Няня спала тихо, мирно дыша, была доброй и хорошей. Но как я оказался здесь? Ведь я молился Посейдону на той палубе, где гребцы. Значит, меня перенесли сюда спящим. Подо мною что-то колючее».
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 05.06.2015, 15:22
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Мальчик вытащил упиравший ему в бок тростник и встал. Каморка имела в длину шагов шесть, а в ширину четыре. Дверь была закрыта снаружи.

Увидев широкую щель, он понял, что справа от него помещение, где спит финикиец, наверное, кормчий. Он всунул тростинку в щель и продвинул ее во всю длину. Внезапно храп прекратился и кто-то схватил тростинку так крепко, что ее нельзя было вытянуть.


— Это ты, сын басилея,— послышалось за стеной.— Как твое имя?

— Эвполион,— ответил мальчик.

— Так слушай, Эвполион. Попытаешься бежать, привяжу к веслу, как тех. Спать будешь здесь. Выходить разрешено на верхнюю палубу, где нет гребцов. К борту не подходи, а то смоет волной. Старайся находиться там, где бы я мог тебя видеть. Л то неровен час… Л со щелью ты хорошо придумал. Держи!

В щель просунулась лепешка. Она была жесткой и пахла горелым маслом. Но Эвполион этого не почувствовал. Со вчерашнего утра он ничего не ел.

Вскоре он был на верхней палубе. Над белыми гребешками волн с резким криком носились серые птицы, едва не задевая крыльями моря. Корабль начало сильнее качать. Вскоре небо затянулось пятнистыми полосами и стало похоже на шкуру зверя, которой покрывали постель отца.

Мальчик уловил брошенный на небо встревоженный взгляд кормчего. По его команде матросы начали спускать паруса. Вскоре стало совершенно темно. Волны высотою в скалу брали корабль на приступ, и он то взмывал вверх, то падал вниз. Мальчик ощупью спустился в свою каморку. Став на колени, Эвполион молил Посейдона, чтобы тот унял ветер.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 05.06.2015, 15:23
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Корабль раскачивало все сильнее. Волны ударяли о борт с такой яростью, что, казалось, вот-вот они вышибут доски и ворвутся в трюм.


Внезапно послышался звук льющейся воды. Она лилась откуда-то сверху, возможно через отверстие для лесенки или через дырки для весел. Ступни ощутили прикосновение влаги. Вода прибывала. Спасаясь от нее, Эвполион прыгнул на лежанку и прижался спиною к стене.

Вода бурлила на иолу, а когда корабль накреняло, мальчик ощущал на лице холодные брызги.

— Посейдон! Спаси меня! — закричал Эвполион, но его голос потонул в треске и грохоте.

Похоже, что на палубе снесло мачту. Сразу после этого удара лесенка затрещала от тяжести шагов. Послышалось падение деревянной крышки и несильные удары. «Наверное, финикийцы заделывают щели»,— подумал Эвполион.

Вскоре стало светлее. К Эвполиону приближалось светлое пятно. И вот уже можно различить руку, держащую фонарь, и лысину кормчего. Когда мрак каморки рассеялся, Эвполион увидел рядом с собою на лежанке огромную крысу. Свесив к полу длинный хвост, она отряхивалась от воды.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 05.06.2015, 15:23
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

Эвполион завопил. И все снова погрузилось во мглу.


Эвполион приподнял голову. Ярко светило солнце, освещая близкий берег с раздвоенной вершиной снежной горы. Он вспомнил все, что с ним было, как страшный сон.

Со стороны носа послышался хохот.

- Ну и сын басилея. Не испугался бури! Крысы испугался!

Кормчий вглядывался в берег. Его усталое, постаревшее лицо дышало властной силой. Казалось, эти слова и смех вырвались не из его уст. Глубоко спрятанные глаза — зоркие, хищные глаза морской птицы — что-то обнаружили среди скал. Выискали ли они там новую добычу? Или открыли опасность, угрожающую беззащитному кораблю?

Медленно поднимались и опускались черные весла. Всего пять весел вместо двадцати с близкого Эвполиону борта. Мальчику вспомнилась обнаженная спина со вспухшим на ней черным крестом.

«Жестокое море! — думал он.— Жестокие люди! Корабельщики, похищающие пленных, бросающие за борт гребцов. Жестокие законы! Будет ли хлыст в твоих руках или он будет гулять по твоей спине. Но кто-то, чтобы корабль не стоял на месте, должен поднимать и опускать весло, а другому дано стоять на палубе, вести корабль по звездам и, предугадывая опасности, бороться с бурей».
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 05.06.2015, 15:23
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

«Посейдон! — бормотал мальчик.— Сделай меня кормчим. Пусть эти финикийцы поднимают и опускают весла. Поставь меня над ними. Ведь я сын басилея».

— Сын басилея, в трюм! — раздался голос кормчего.


Эвполион, не раздумывая, бросился к лесенке. И вот он на своей лежанке. По зычным звукам команды на незнакомом языке и по топоту ног над головой Эвполион догадался, что корабль подходил к берегу. Вскоре послышался плеск якоря и звуки эллинской речи. Кормчий переговаривался с кем-то на берегу. Сначала голос того, с кем говорил финикиец, был едва слышен. Но потом он приблизился. Видимо, вновь прибывший подплыл на лодке.

— Ну и попотешилась над вами буря! — произнес эллин.

— Вволю! подхватил финикиец.— Но посудина цела. У нас говорят: «Было бы цело брюхо, а руки отрастут». Тебе не известен человек, могущий нам помочь?

— Я сам плотник, и сыновья мне помогут. Но лес теперь в цене.

— За ценою не постою, если управишься дней за пять. А я тем временем масла прикуплю и рабов поищу, чтобы на весла посадить.

— Дашь полталанта, поставлю тебе мачты, натяну реи. Дело мне знакомое. Не один корабль на воду спустил.

— Я вижу, ты шутник. Постройка корабля мне в талант обошлась.

— У вас в Тире лес рядом, а сюда в Сиракузы его надо в обход. Этны тащить. Как хочешь. Но меньше чем за полталанта за работу не возьмусь. И четверть таланта вперед.

Услышав слова «Сиракузы» и «Этна», Эвполион вздрогнул. Он знал, что Сиракузы и Этна в Сицилии. Та снежная гора, которую он видел, и была Этной. О Сиракузах в доме отца часто говорили, потому что этот город основали несколько лет назад коринфяне. Он вспомнил лица сиракузян, встречавшихся с отцом. «Наверное, и они помнят меня?»

— Сегодня и начну! — крикнул эллин с лодки.— А масла можешь не искать. Мой брат Ламис маслом торгует. Лучше его масла во всей Сицилии нет. Прямо в амфорах тебе и доставит.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 05.06.2015, 15:23
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 03.11.2010
Сообщений: 303
admin отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

«Что же делать? — лихорадочно думал Эвполион.— Выбежать на палубу? Крикнуть: «Я Эвполион, сын Телеста». Прежде чем плотник сообразит, кормчий задушит или бросит в трюм. Нет, это не годится. Выждать время и придумать что-нибудь еще. Дождаться, пока плотник и его сыновья будут работать на палубе, и тогда…»


Решение пришло сразу. Написать письмо и подкинуть его на палубу. Но на чем написать? Не даст же кормчий папируса? И чем написать? Откуда взять чернила? В мучительных поисках выхода Эвполион забылся сном.

Когда ой проснулся, в каморке было темно, хотя на палубе во всю стучали топоры. Значит, еще день. Мальчик вскочил с лежанки и кинулся к двери: она была на засове. Как только плотник и его сыновья поднялись на корабль, кормчий закрыл дверь. Но ведь ночью, когда работники уйдут, его могут выпустить. И к этому времени все должно быть готово.

Эвполион стал шарить по одной стене, а затем по другой. Затем он ощупал дверь и радостно вскрикнул. Острие вбитого с той стороны гвоздя. Именно то, что ему нужно. Теперь есть чем сделать чернила, если только кровь можно назвать чернилами. Со стилем легче! Стиль заменит любая щепка. Он вспомнил о щели, через которую кормчий просунул ему лепешку. Оттуда можно было отколупать щепочку. Вот и она. Небольшой кусочек дерева. Остается заменить папирус.
Ответить с цитированием
Ответ



Опции темы
Опции просмотра

Быстрый переход





vBulletin® v3.8.6, Copyright ©2000-2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot